«Кредитные ловушки» КНР: станет ли Украина китайской провинцией

За матеріалами інтернет-видань 29.07.2021 48
{"uk":"

Китайская тематика, активно муссируемая в медиа в ознаменование 100-летия Компартии Китая, которое отмечалось 1 июля 2021 года, резко актуализировалась в связи с действиями Зе-власти, которые уже успели окрестить "геополитическим разворотом в сторону Китая". Разговоры о неких многомиллиардных китайских инвестициях в Украину всколыхнул медиа и многочисленных так называемых экспертов и поставили вопрос о том, какие цели в действительности преследует Поднебесная, начиная новую, уже не первую попытку сотрудничества с Украиной.<\/strong><\/p>

\"Кредитные<\/p>

Иными словами, не повторит ли Украина участь целого ряда стран Африки, Азии и даже Европы, которые не могут вернуть Поднебесной кредиты на подобного рода инфраструктурные проекты, вынуждены расплачиваться своими активами в виде морских портов и других объектов инфраструктуры, месторождений полезных ископаемых и так далее? И словоупотребление «китайская провинция Африка» в ряде стран Черного континента из «шутки юмора» превратилось в самую что ни есть объективную реальность.<\/p>

Тем более что Украина во всеми странами, «пострадавшими» от китайских так называемых «кредитных ловушек», имеет общие черты в виде институциональной незрелости, масштабной коррупции и воровства среди так называемой элиты, и именно этим якобы пользуются китайские «товарищи», втягивая страны в кредитную кабалу к своих империалистических целях.<\/p>

Правда, существует более чем оправданное подозрение, что нашумевший «разворот к Китаю» есть ни что иное, как банальный шантаж, к которому Зе-власть прибегла в отношении Запада, который откровенно, цинично, а главное. совершенно ожидаемо «сливает» Украину в своих геополитических и сугубо меркантильных целях, что, наконец-то у нас начали осознавать, и «Северный поток — 2» — это далеко не единственный такой «договорняк», и вполне достаточно было одного «Будапештского меморандума». В результате, Украина попала в своего рода геополитический тупик. Инфантильные надежды на «просвещенный Запад» не оправдались, но при этом Украина оказалась связанной часто крайне для себя невыгодными, иногда просто абсурдными с точки зрения наших национальных интересов обязательствами, за которые мало того что денег не дают, так еще и требуют отказываться от остатков своего суверенитета.<\/p>

Войну с Москвой, в то же время, никто не отменял. Как никто не отменял и тяжелую кризисную ситуацию, которая в последнее время лишь немного улучшилась в связи с ростом мировых цен на сырьевые товары украинского экспорта, то есть черным металл, руду и сельхозпродукцию в виде либо сырья, либо товаров со слабой степенью переработки, о чем недавно приходилось писать в материале «Экономический прорыв: Использует ли Украина высокие мировые цены на сырье для реиндустриализации<\/a>«. Но при этом Украина и ее бюджет если и получают нечто от этого роста, то далеко не все, поскольку компрадорский капитал всячески ее обкрадывает, о чем также недавно приходилось писать к материале «Теневые лоббисты: отрасли-драйверы роста экономики не участвуют в наполнении бюджета<\/a>.<\/p>

Читайте:<\/strong> Авианосец Великобритании вошел в Южно-Китайское море, несмотря на угрозы Пекина<\/a><\/p>

China today<\/strong><\/p>

И вдруг на сцене возник «добрый дядя» в лице далекого и загадочного Китая, превратившегося за последние десятилетия в сверхдержаву, которая на равных противостоит США и с которой уважительно говорит Кремль.<\/p>

Но дело в том, что Китай никогда не был и не будет «добрым дядей». Наряду с Западом и Россией, это такая же империалистическая система и часть глобального империализма, но со своими особенностями и специфическими интересами. К декларируемому коммунизму Китай не имеет никакого отношения, но вдаваться в обоснования этого достаточно очевидного тезиса здесь не будем, а отметим лишь, что внутренняя и внешняя траектории современного Китая не имеют ничего общего с построением «светлого будущего» в национальном и мировом масштабе, а подчиняются имманентным законам капитализма и логике империалистической экспансии. К тому же, по степени эксплуатации природных и трудовых ресурсов китайские «коммунисты» могут легко заткнуть за пояс «акул капитализма».<\/p>

Другое дело, что в современном мире Китай едва ли смог бы добиться столь впечатляющих успехов иным способом, кроме банального капиталистического империализма, приукрашенного китайским колоритом, но в эти подробности вдаваться не будем.<\/p>

К тому же, у Китая есть одна сильная сторона, которая, согласно известным законам диалектики, одновременно является и его слабостью. Это огромные золотовалютные резервы Поднебесной, которые оцениваются в 3 триллиона долларов, причем, по ряду причин, львиная доля этих резервов была номинированы в долларах, то есть это либо денежные средства в американской валюте, либо облигациях американского казначейства (treasuries). Поскольку отношения Поднебесной с Америкой неуклонно обостряются, а также в виду глобального обесценивания любых денег и отсутствия некоей стабильной валютной константы, включая золото, Китай уже давно проводит политику скупки по всему миру разного рода активов, включая объекты инфраструктуры, сельскохозяйственные и вообще природные угодья, месторождения полезных ископаемых и так далее. Вместе со скупкой активов, происходит объективный рост политического влияния Поднебесной. Очевидно, что с декларируемым коммунизмом это не соотносится никак…<\/p>

В рамках этого подхода, часто используется так называемая «инвестиционная схема», хотя на самом деле налицо не инвестиции, а так называемые связанные кредиты. Суть схемы состоит в том, что различные страны, преимущественно третьего мира, допускают китайцев к сооружению на своей территории дорогостоящих объектов инфраструктуры стоимостью в миллиарды долларов. Обычно это порты, аэропорты, автомобильные и железные дороги, электростанции, предприятия по добыче полезных ископаемых. Чаще всего в этих объектах и ресурсах заинтересован сам Китай: например, на китайские кредиты строится предприятие по добыче того или иного полезного ископаемого, которое нужно Китаю, для чего сооружается морской порт для вывоза этого сырья, а также соединяющая месторождение с портом железная и\/или автомобильная дороги, а часто еще и электростанция для снабжения всего этого электроэнергией. Такие инвестиционные программы Китай очень часто реализует в Африке, включая нестабильные регионы, куда западный бизнес соваться не рискует из соображений безопасности. Деньги в реальности местная коррумпированная элита если и получает, то в ограниченном объеме, причем чаще всего благополучно их разворовывает, что китайцам хорошо известно, но они умышленно закрывают на это глаза под известным лозунгом о том, что Китай, дескать, не вмешивается во внутреннюю политику государств, в отличие от Запада, который навязывает свои так называемые ценности вместе с наблюдательными советами, активистами-гратоедами, борцами с коррупцией, которые сами иногда замазаны по самые уши в коррупции? и прочими вещами, хорошо известными в Украине. На самом деле, Китай во внутренние дела активно вмешивается или, по крайней мере, всячески к этому стремится, но делает это в своей манере.<\/p>

Ведь указанные инфраструктурные объекты стоимостью многие миллиарды долларов сооружаются китайскими компаниями, посредством китайского оборудования, чаще всего китайскими специалистами при минимальном привлечении местной рабочей силы, как правило, на малоквалифицированный и низкооплачиваемый труд, причем налицо жесткая эксплуатации местных трудовых ресурсов, часто с условиями труда, опасными для жизни и здоровья и унижающими человеческое достоинство. Информация о нечеловеческом отношении китайских колонизаторов к местным рабочим, а также растущих в связи с этим по миру антикитайских настроениях, особенно в Африке, уже стали общим местом и активно муссируются в сети. Кстати, настойчиво рекомендовали бы идеологическому отделу ЦК компартии Китая обратить на это обстоятельство пристальное внимание и провести соответствующую работу с китайскими кадрами, направляемыми на инвестиционную работу в зарубежье. Этот уровень эксплуатации иностранного пролетариата лишний раз наглядно демонстрирует реальный, а не декларативный уровень «коммунизменности» китайского «коммунизма».<\/p>

В результате, Китай фактически инвестирует не в те страны, в которых сооружаются инфраструктурные объекты, а в свою же китайскую экономику, и даже значительная часть расходов номинируется в юанях, поскольку максимально используются оборудование и комплектующие китайского производства. В инвестиционных договорах китайские компании и банки, чаще всего государственные или находящиеся под плотным контролем китайского государства, скрупулезно прописывают условия, выражающие интересы китайской стороны: это китайское оборудование, комплектующие и персонал, китайские суды для разрешения споров и так далее.<\/p>

В финале оказывается, что страны, в которых Китай осуществлял инфраструктурный проект в кредит, пусть даже под минимальные проценты, выплатить кредит своевременно не в состоянии. Кроме банальной коррупции, когда «лично заинтересованная» элита этих стран соглашается на кабальные для своей страны условия, огромную роль часто играет банальная «безмозглость» правящих в этих странах верхушек, которые не всегда в состоянии адекватно оценить степень «подъемности» условий и сумм инвестиций.<\/p>

В результате, встает вопрос о том, что эти страны вынуждены рассчитываться своими активами, то есть теми же объектами инфраструктуры, сельхозугодиями,природными ресурсами и так далее. В свою очередь, степень критичности переходящих под контроль Китая активов конкретного государства, а также удельный вес находящихся под контролем Китая активов страны, определяет степень политического влияния Поднебесной в этом государстве, что бы там ни говорили о том, что Китай, дескать, во внутренние дела не влезает и никаких моделей не навязывает.<\/p>

Китай со своими «заманчивыми инвестиционными предложениями»обычно появляется в коррумпированных странах, находящихся в тисках кризиса, но располагающих определенными активами в виде инфраструктуры или природных ресурсов. Под это определение Украина подходит как нельзя лучше.<\/p>

«Вам нужно примеров? Их есть у меня!»<\/strong><\/p>

При этом Китай активничает отнюдь не только в Африке, которая славится своими богатыми ресурсами и коррумпированными политическими режимами, но и центре Европы. Причем последний скандал с китайскими «инвестициями» в Черногории, после которого на растущее китайское влияние в Европе в очередной раз обратили внимание, является верхушкой айсберга.<\/p>

Действительно, в 2014 году имеющий весьма неоднозначное реноме Мило Джуканович, тогдашний премьер, а ныне президент бывшей югославской республики Черногория с населением как два киевских массива Троещина (около 600 тысяч человек) и площадью в половину Киевской области (13 тысяч кв. км), взял у Китая кредит на сумму 1 млрд долларов сооружение шоссейной магистрали между Черногорией и Сербией. При этом ВВП страны в 2019 году оценивался в 14 млрд долларов, то есть уже сравнение двух приведенных цифр является более чем красноречивым. Уже тогда заговорили о том, что этот проект был затеян с целью пиара самого Джукановича, а также как способ обогащения правящей верхушки республики.<\/p>

В свою очередь, китайцы пошли на столь рискованное мероприятие, поскольку они заинтересованы в этой дороге последующей причине.<\/p>

На данный момент главными воротами, через которые китайские товары поставляются в ЕС, называют греческий порт Пирей, который находится под полным контролем китайцев. Это одно из последствий кризиса 2008-2009 года, который очень больно ударил по Греции, привел к обвалу ее экономики и чуть было не окончился выходом Эллады из Евросоюза, от чего уберегло только большое вложение европейского, прежде всего, германского банковского капитала в экономику Греции, а потому дефолт Греции и ее выход из еврозоны грозил тяжелейшими последствиями для экономики всей Европы, включая Германию. Именно поэтому тогда проблемой греческих долгов занималась чуть ли не лично Меркель. Германия руками брюссельских чиновников навязывала Греции режим жесточайшей экономии, сокращений и урезаний, что вызвало ответные антигерманские настроения в Элладе, где Меркель карикатурно изображали даже в обличии Гитлера. Одной из установок, которую Европа навязывала Греции, была распродажа всего, что только можно распродать и приватизировать. В результате, Греция лишилась значительной части активов, находящихся в собственности государства, и дело дошло до продажи в частные руки некоторых греческих островов. На последнее обстоятельство особо обращаем внимание в свете начатой в Украине распродажи сельскохозяйственной земли.<\/p>

Тотальной «распродажей древней Эллады» умело воспользовались китайцы. В 2010 году они начали скупку акций порта Пирей, и в 2016 году 51% акций предприятия Piraeus Port Authority (PPA) владеет компания China Ocean Shipping (Group) Company (COSCO Group), являющаяся одним из системообразующих китайских государственных предприятий.<\/p>

Пирей — это крупнейший в Европе пассажирский порт, который также входит в десятку крупнейших контейнерных портов и на 2016 год занимал 39 место среди контейнерных портов мира. Порт находится в 10 км от Афин в периферии Аттика.<\/p>

Любопытно следующее. С одной стороны, приход китайской COSCO привел к кратному росту обслуживания контейнеров с 1,5 млн TEU в 2009 году до 3,58 млн TEU в 2014 году. Но в то же время, приход к управлению портом китайских «коммунистов» привел к массовым протестам из-за сокращения зарплат и социальных пособий, к увольнению профсоюзных активистов, к усилению давления со стороны менеджмента на наемных работников.<\/p>

Но путь через Пирей приводит к сложной дальнейшей логистике, поскольку далее приходится транспортировать товары в ЕС через Македонию и Сербию с прохождением границ и таможен.<\/p>

В этом смысле более привлекательным является порт Бар, расположенный в Черногории, но при условии создания высокоскоростной транспортной магистрали из Бара в Белград, столицу Сербии и далее на Венгрию, и именно эту дорогу взялись строить китайцы. Кроме того, предполагается реконструкция железной дороги Белград-Бар. Все это с прицелом на создание через Балканы еще одного транспортного коридора для поставок китайских товаров в Европу.<\/p>

В этой схеме все хорошо, кроме того, что, в отличие от Пирея, порт Бар не является собственностью китайцев, вокруг чего в последнее время и разгорелся скандал, оказавшийся в фокусе так называемого «поворота Украины к Китаю». Очевидно, что китайцы просчитали все наперед, да к тому же, просматриваются признаки сговора с Джукановичем. По условиям контракта, если Черногория не сможет выплатить Китаю долг за шоссе (а изначально было понятно, что она не сможет), то в этом случае кредитор в лице китайского Госбанка мог получить выплату натурой в виде порта Бар в полное владение Китая. В дополнение к этому, китайцы могут получают часть пляжа Булярица – единственного незастроенного большого пляжа регионе, а это примерно два километра береговой линии, что само по себе является «клондайком» на черногорском побережье, плотно застроенном рекреационными объектами. Характерно, что по контракту, споры по существу контракта можно оспорить только в китайском суде. Бинго!<\/p>

И вот только не надо обвинять здесь во всем «хитрых китайцев», которые всего лишь только упорно идут к своей цели, используя коррупцию, которой в Европе хватает, и тем более ее в избытке на Балканах и конкретно в Черногории.<\/p>

Сейчас Черногория ведет судорожные переговоры с Европой на предмет перекредитоваться, чтобы не отдавать Бар. Но в Европе не любят Джукановича.<\/p>

В отношении порта Бар следует сделать только одно замечание. На самом деле, этот порт никому, кроме китайцев, не нужен — ни Европе, которой своих проблем и недозагруженных портов хватает, ни Черногории, для которой этот порт слишком велик, поскольку его реконструкция производилась 40 лет назад для нужд 20-миллионной Югославии и с прицелом на транзитную перевалку. В настоящий момент порт Бар работает с финансовыми убытками и значительно ниже проектной мощности, поскольку ему нужны новые широкие рынки. И единственными, кто этому порту предлагает серьезную перспективу на данный момент являются только китайцы. Такая вот неоднозначная ситуация…<\/p>

К тому же, Китай интересуется не только портами в Пирее и в Баре. Китайские компании владеют пакетами акций целого ряда европейских портов, в частности, Марселя, Генуи, Роттердама, Валенсии, Стамбула и других. Например, порты Генуи и Триеста интересны китайцам прямым выходом на Швейцарию, Францию и Германию.<\/p>

И все эти интересы Китая фокусируются на стратегии «Один пояс, один путь», которую многие уже считают не просто проектом по поставкам китайских товаров, прежде всего, в богатую Европу. Прежде всего, это инструмент, при помощи которого Поднебесная выстраивает глобальное доминирование.<\/p>

В частности, об этом пишут в своей недавней нашумевшей книге американский адмирал и бывший главнокомандующий войсками НАТО в Европе Джеймс Ставридис в соавторстве с писателем Эллиотом Аккерманом, бывшим элитным морским пехотинцем и мастером жанра военного постапокалипсиса, Они прогнозируют, что инфраструктурная инициатива «Пояс и путь», которую Китай сейчас разворачивает более чем в 70 странах станет мощной глобальной инициативой, которая сделает Китай мировым лидером, а Штаты в этой борьбе за лидерство проиграют. Как говорится, поживем — увидим…<\/p>

В этом смысле интерес китайцев вызывают порты не только в Европе, как ворота для поставок товаров в Европу, но также порты, находящиеся на перекрестке торговых путей или в странах, из которых Китай может получать сырье для своей экономики. Китайцы контролируют часть африканских портов, порт Гвадар в Пакистане и в шриланкийском Хамбантоте — важнейший порт на ключевом перекрестке мировых торговых путей.<\/p>

История последнего порта очень показательна, чтобы рассказать ее хотя бы вкратце, потому что это яркий образчик коррупции и дурости в одном флаконе.<\/p>

Строительство порта задумал бывший президент Шри Ланки Махендра Раджапакса, выходец из провинции Хамбантота. Он разработал амбициозный план развития родного региона, который, в частности, предусматривал возрождение существовавшего во II в. до н.э. – XVI в. н.э. порта, угасшего после переноса центра торговых операций в Коломбо. Строительство порта Хамбантота началось в январе 2008 года.<\/p>

Отношения Шри-Ланки с потенциальными кредиторами из числа западных стран и международных институтов на тот момент были крайне напряженными, поскольку власти страны подозревались в том, что они санкционировали совершение военных преступлений и нарушение гражданских свобод во время операций против сепаратистской группировки «Тигры освобождения Тамил-Илама». Поэтому Раджапакса обратился за помощью к Китаю, предоставившему необходимые финансовые средства через китайский государственный «Эксимбанк».<\/p>

Первая очередь строительства порта, получившего название «Магампура Махинда Раджапакса Порт» в честь президента страны, была запущена в 2010 году. Однако, вопреки ожиданиям, проект оказался убыточным: торговые суда предпочитали заходить в расположенный неподалеку порт города Коломбо – экономического центра и крупнейшего города страны, обладающего развитой инфраструктурой.<\/p>

Чтобы компенсировать понесенные убытки и хотя бы частично выплатить кредит, правительство премьер-министра Ранила Викрамасингхе и сменивший Раджапаксу президент Майтрипала Сирисена предложили китайским фирмам с государственным участием выкупить 80% акций порта и взять его в аренду. Это решение вызвало недовольство Индии по геополитическим мотивам, поскольку Индия является все более ярым оппонентом Китая в азиатском регионе.<\/p>

Но недовольство появлением китайских хозяев выразили объединившиеся оппозиционные политики, профсоюз портовых рабочих, опасающийся массовых увольнений в связи с перспективой завоза китайской рабочей силы, а проживающие в соседних с портом районах крестьяне, недовольные планами правительства по принудительному выкупу земельных участков и домов.<\/p>

Кроме того, категорически против передачи порта Китаю выступили монахи влиятельных буддистских орденов. Следует сказать, что буддистские ордена пользуются в Шри Ланке огромным влиянием.<\/p>

Все это вынудило правительство страны пересмотреть условия сделки, существенно уменьшив долю передаваемых китайской стороне акций порта. Кроме того, в итоговом соглашении был особо оговорен безусловный суверенитет Шри-Ланки над территорией арендованного Китаем порта, а также указано, что КНР не имеет права создавать там военную базу.<\/p>

В конечном итоге, в декабре 2017 года власти Шри Ланки официально передали Китаю в аренду сроком на 99 лет глубоководный порт Хамбантота  Эта сделка при определенных условиях может серьезно и надолго изменить баланс сил в Индийском океане при активизации Индии и вызвать политический кризис на Шри-Ланке. Но у властей страны не было выбора: государство задолжало Китаю в общей сложности около 8 млрд долларов. Сдача в аренду Хамбантоты поможет погасить примерно одну восьмую часть внешнего долга и, как надеется правительство, перезапустит забуксовавшие в связи с нехваткой финансовых средств инфраструктурные проекты на юге страны.<\/p>

Все это к вопросу о мифах на тему о том, что Китай предлагает только инфраструктурные проекты и не вмешивается во внутренние дела. Еще как вмешивается, разве только делает это не так топорно, как Америка и вообще Европа с их «европейскими ценностями»!<\/p>

По большей части китайцам все равно, будет ли кредит расходован целевым образом – для них главное получить с него выгоду, причем желательно не деньгами, а натурой. Например, таджикскими золотыми рудниками или африканскими месторождениями, то есть не портами едиными, как говорится.<\/p>

Но все же, порты являются предметом особого интереса Китая. Это хорошо видно на примере глубоководного порта Кариби в Камеруне, который Китай, скорее всего, заберет себе за долги, когда построит его на выданный ими же самими Камеруну кредит, который тамошние власти не смогут отдать. В придачу Китай получит доступ к месторождениями нефти и газа на шельфе Камеруна, к рудам никеля, марганца, кобальта, железа, олова, титана и урана, а также к бокситам и золоту, месторождения которых имеются в Камеруне. Есть версия, что на фоне усиления контроля над Камеруном, Китай готовит замену тамошнему престарелому президенту Полю Бийя, который правит страной уже почти 40 лет. Правда, антикитайские настроения, равно как и сепаратизм и исламский экстремизм в стране также имеются, поэтому там все будет очень непросто.<\/p>

Строительство порта Кариби (Криби) в Камеруне на западном побережье Центральной Африки началось в 2011 году, и к 2035 году он должен стать крупнейшим глубоководным портом в регионе. Порт будет ориентирован на экспорт камерунских бокситов и железной руды, а также сможет обслуживать совместный проект Чада и Камеруна по разработке и транспортировке нефти, в рамках которого на экспорт пойдет нефть, добытая на месторождениях не имеющего выхода к морю Чада.<\/p>

Первые два этапа проекта, реализованные компанией «Чайна Харбор Энжиниринг», освоили 1,2 миллиарда долларов. Корпорация, помимо порта, строит автомагистраль стоимостью 436 млн долларов, которая соединит новый порт с Дуалой, где находится еще один и железную дорогу до месторождения железной руды.<\/p>

Деятельность Китая в Камеруне не ограничивается новым портом: по состоянию на 2014 год на проекты Поднебесной приходилось 90% строительства и восстановления дорог в стране, китайские компании построили в Камеруне плотины и гидроэлектростанции. Разумеется, дальше китайских компаний эти средства не ушли — контракты и финансирование по ним были переданы исключительно китайским фирмам, как и концессии на доход от эксплуатации построенных объектов инфраструктуры. Но правительство Камеруна взяло значительные займы для финансирования всех этих проектов, главным образом, у Китая, и погашение задолженности — либо ее «правильная» реструктуризация все более возможны в виде утраты этих объектов и части суверенитета, поскольку платить Камеруну нечем.<\/p>

На противоположном восточном берегу Африки находится один из крупнейших портов Африки — кенийский порт Момбаса, обслуживающий не только Кению, но и целый букет соседних стран, не имеющих выходя к морю — Уганду, Руанду, Бурунди и Конго. С момента своего открытия в середине 1890-х годов морской порт превратился в растущий региональный центр и ключевой фактор растущего развития инфраструктуры в Кении.<\/p>

В 2019 году появились сообщения о том, что этот ценный порт был использован в качестве залога для займа в 3,2 млрд долларов, который был использован для строительства железнодорожной линии протяженностью 470 километров между приморским городом и столицей Найроби. В медиа также была информация о том, что кенийская прокуратура вскрыла коррупцию китайских концессионеров при эксплуатации этой дороги. Более того, встал вопрос о том, что Кения рискует потерять свой порт в случае дефолта по ссуде, поскольку в этой ситуации Эксимбанк Китая, согласно контракту, берет на себя «условное депонирование» счетов администрации порта для получения доходов.<\/p>

Разразился скандал, в ответ на который прозвучали неубедительные опровержения кенийских чиновников и китайских концессионеров о том, что никакой «залоговой схемы» в контракте на строительство железной дороги не было, а возможность передачи китайцам управления финансами Момбасы для покрытия недоимок по другому, железнодорожному кредиту — это так, техническая процедура. Пока сумму займа правительство не выплатит. И вообще, порту будет даже лучше под мудрым китайским управлением.<\/p>

Но на примере Шри-Ланки в Кении уже познакомились с понятием «китайской долговой удавки», когда кредит на инфраструктурные проекты устроен таким образом, что доходы от них находятся в руках китайских же концессионеров, занимающихся эксплуатацией, а они делают всё, чтобы кредит никогда погашен не был.<\/p>

Примеры Камеруна и Кении показывают, что руководители КНР всё более гибко используют инструментарий «долговой удавки» для реализации действительно стратегических интересов Поднебесной по всему миру, и деньги здесь — просто инструмент.<\/p>

Собственно портами в Китае занимаются преимущественно две крупных китайских компании – Cosco Shipping Ports и China Merchants Port Holdings. Эти объекты не только приносят китайцам ощутимую прибыль, но и важны в плане реализации стратегии «Пояса и пути». Они позволяют обеспечить бесперебойное функционирование портовой инфраструктуры в критически важных точках. Ведь куда безопаснее, если китайские грузы разгружаются в китайских же портах на территории ЕС и других стран, то есть, как минимум, на этом этапе никто не может приостановить китайскую торговлю.<\/p>

Но, как показано выше, не портами едиными, поскольку интересы китайцев простираются намного дальше. Ярким примером здесь может служить сюжет с фактической чуть ли не покупкой Китаем целой африканской страны Замбии с ее богатейшими залежами меди, которой китайцы навязали неподъемные долги, и фактически стоит вопрос о потере этой страной государственного суверенитета, обретенного в 1964 году. Называют сумму в 8 млрд долларов. Все идет к тому, что Замбии придется передать Китаю всю энергетическую и транспортную инфраструктуру, а также перспективные добывающие отрасли, включая алмазную.<\/p>

Коррумпированное правительство Замбии, несколько опомнившись, попыталось приостановить китайские проекты, но началось давление со стороны Китая. А возможности для такого давления у Поднебесной имеются.<\/p>

Главным захватчиком Замбии называют китайскую компанию «Инициатива по развитию железной дороги» (BRI). Изначально она действительно строила железную дорогу в Танзанию (по сути, единственную в стране), но затем превратилась в инструмент выдачи кредитов и скупки активов. Уже сейчас китайцам принадлежат главный государственный телеканал Замбии и новостной канал ZNBC.<\/p>

Мало того что китайцы сидят на железной дороге (физически – в виде менеджеров, инженеров и даже машинистов) и на электростанции. От правительства Замбии в обязательном порядке требуется 15% участия собственными средствами во всех проектах, что увеличивает сумму долга в геометрической прогрессии – денег в стране попросту нет. Нет даже на зарплату полицейским, а прочие госслужащие получают ее с многомесячными задержками, что обостряет социальную напряженность в стране, которая и без того не может похвастать стабильностью.<\/p>

Доходит до смешного. Был обнародован документ о продаже китайцам Колледжа развития природных ресурсов Замбии китайской государственной компании AVIC International. Колледж – это не учебное заведение, а что-то вроде исследовательской конторы, занятой геологоразведкой. По данным СМИ, китайцы в качестве подписи написали что-то на контракте иероглифами, которые ни один африканец понять не может. То есть подсунули чернокожим братьям некую бумагу с закорючками, на основании которой получили доступ к геологоразведке на территории целой страны.<\/p>

Одно только обслуживание долгов и инвестиций обходится Замбии в полмиллиарда долларов ежегодно, и это огромная сумма для страны, в которой экономика на ладан дышит. Финансовые штрафы по взятым на себя, но просроченным обязательствам уже давно перевесили совокупные сбережения страны. Это не просто неизбежный дефолт, это катастрофа.<\/p>

Тревогу забили даже в МВФ, где заговорили о бессмысленности кредитования не только Замбии, но и еще двух десятков стран, в которых Китай ведет «дипломатию долгов». Ситуация в Замбии накаляется вместе с ростом антикитайских настроений.<\/p>

Более того, в медиа стали просачиваться данные о том, что десятки развивающихся стран в последние годы активно брали кредиты у Китая, прежде всего на реализацию инфраструктурных проектов. В отличие от международных организаций, таких как МВФ и Всемирный банк, Китай дает деньги на коммерческих условиях, при этом требует их не разглашать. Поэтому реальный размер этих займов остается неизвестным, и он может быть намного больше, чем предполагают инвесторы и кредитные аналитики.<\/p>

По ряду оценок, Китай тайно одолжил развивающимся странам более 200 млрд долларов, что соответствует примерно половине всех выданных им трансграничных кредитов, пишет<\/a> The Wall Street Journal со ссылкой на исследование экономистов Кармен Рейнхарт (Гарвардский университет), Себастьяна Хорна (Мюнхенский университет Людвига-Максимилиана) и Кристофа Требеша (Кильский институт мировой экономики). По оценкам экономистов, задолженность около дюжины бедных государств перед Китаем составляет не менее 20% их ВВП.<\/p>

Чтобы дать свои оценки, исследователи в последние два года по крупицам собирали информацию о китайских кредитах.<\/p>

Официально точный размер займов Китая развивающимся странам неизвестен. Из-за этого кредитующие их международные организации и частные инвесторы могут недооценивать риски, предупреждает Рейнхарт. Поэтому они должны быть «очень-очень осторожны», сказала WSJ Рейнхарт. В прошлом она была специалистом МВФ по Китаю, а также является одним из признанных экспертов по финансовым кризисам.<\/p>

Многие кредиты связаны с китайской «Инициативой пояса и пути». Пекин утверждает, что с ее помощью хочет создать новые торговые маршруты и помочь другим странам построить необходимую инфраструктуру. Но некоторым из них в последние годы стало трудно рассчитаться с Китаем. Так, Пакистан в 2018 год обратился за финансовой помощью к МВФ, а Мальдивам пришлось просить Пекин о сокращении и реструктуризации долга после строительства моста длиной более 2 км, соединившего столицу Мальдив Мале с международным аэропортом и искусственным островом Хулхумале. О проблемах Шри-Ланки и Черногории подробно рассказывалось выше. По целому ряду проектов с Китаем сотрудничает Сербия.<\/p>

В отличие от международных финансовых организаций Китай обычно выдает займы по рыночным ставкам и порой требует обеспечения в виде природных ресурсов. Самый известный подобный случай – кредиты Венесуэле, по которым она расплачивается нефтью. С 2007 г. Китай предоставил Венесуэле более 50 млрд долларов. В 2016 году Венесуэла уже договаривалась с Поднебесной о реструктуризации и отсрочке платежей, а в 2000 году предпринимала повторную попытку реструктуризации. Кредиты Анголе и Эквадору также обеспечены нефтью.<\/p>

Указанные эксперты отмечают, что Пекин навязывает заемщикам непрозрачные условия кредитов. Тот отрицает обвинения, что с помощью «Инициативы пояса и пути» пытается заманить другие страны в долговую ловушку ради достижения своих стратегических целей.<\/p>

Китай — это еще один империализм, кроме США с Западом и России<\/strong><\/p>

Всего в «Инициативе пояса и пути» участвуют около 70 стран. Среди них крупные экспортеры сырья, которые одолжили деньги у Китая еще во время бума на сырьевых рынках. Но затем был коронакризис, который, впрочем, сейчас опять сменился сырьевым бумом, который должен несколько поправить дела заемщиков.<\/p>

Следует понимать, что Китай — это империалистическая сверхдержава. Разные империализмы используют различные инструменты для проведения империалистической политики. Кто-то делает упор на авианосцы, другие продвигают идеологию. Китайцы же делают упор на деньги, либо путем прямых покупок, либо при помощи «кредитного оружия массового поражения», скупая целые страны при пособничестве местной компрадорской коррумпированной элиты.<\/p>

В своих кредитных контрактах КНР записывает особые условия обслуживания долга, которые крайне усложняют возможность третьих стран повлиять на эти кредитные отношения, а также накладывают на взявшее кредит государство ряд других обязательств. В то же время эти кредиты крайне непрозрачны и, мягко говоря, дают достаточно возможностей для элит тех стран, которые китайские деньги берут, а если говорить грубо, то китайцы просто подкупают местный «элитняк», который торгует страной с целью личного обогащения.<\/p>

А пока в мире думают, что с этим делать, Китай продолжает кредитовать страны третьего мира, доводя свою долю в их раздутых портфелях до 60-70%. И получает выгоды не только в виде оплаты натурой или глав правительств с просьбой реструктурировать долги. Китай получает контроль над процессом принятия решений в этих странах.<\/p>

«Есть такая фраза – «упреждающее повиновение». Ее часто используют, когда говорят об отношениях с китайцами. Она означает, что при принятии различных решений стараются сделать так, чтобы не обидеть Китай», – говорит<\/a> специалист по Китаю из Брюсселя Тереза Фэллон. По сути, это своего рода дипломатическая анаконда – Китай никого не оккупирует и не принуждает, но страх перед потерей китайских инвесторов ограничивает варианты действий, душит свободу воли и сжимает пространство для маневра. Тем самым эффективно подчиняя своей воле тех, кто подсаживается на китайскую финансовую иглу.<\/p>

Или такой пример из жизни одной из республик бывшего СССР — Казахст


Поділитися текстом в мережах:
Репости вітаються !
>>> Підписуйтесь на нашу Фейсбук-сторінку
>>> Читайте нас в Telegram
>>> Підбірка новин сайту в GoogleNews
>>> Статті з газети Фермер Придніпров'я

Коментарі (0)


Новини ОТГ